Как объекты редевелопмента создают локальную идентичность

В больших городах все меньше мест для нового строительства, а иногда его нет совсем. Исправить ситуацию может грамотный редевелопмент, позволяющий включить заброшенные территории и устаревшие объекты в городскую жизнь и наделить их новыми смыслами. Решение подходит и для небольших городов, где старые газгольдеры и цеха фабрик способны стать местами притяжения, формирующими локальную идентичность, считает Амир Идиатулин, основатель и генеральный директор архитектурной студии IND architects. 

Спасительная таблетка 

Редевелопмент — логичный процесс развития городов. С каждым годом новые технологии и тенденции меняют привычные вещи, образ жизни и требования горожан, из-за чего функции зданий и целых территорий утрачиваются. Если раньше в городах обязательно строили АТС, то теперь они не нужны, а здания пустуют. Аналогичные процессы происходят с заводами. В Москве в пределах МКАД 10-15% территории занимают промзоны, потерявшие прежние функции и используемые как склады и свалки. 

Территории требуют новых сценариев включения в городскую жизнь, а девелоперы, власти и архитекторы планируют там жилые комплексы, офисы, музеи, парки, рестораны и театры. Удачные примеры в Москве — «Винзавод», ARTPLAY, фабрика «Большевик», завод им. Лихачева («ЗИЛ»), Даниловская мануфактура, Миусское троллейбусное депо. Редевелопмент — не одноразовая таблетка. Нужно продолжать развитие территорий и идти в сторону многофункциональности, учитывая интересы всех групп пользователей. 

Лучшие из лучших 

Первый знаковый проект редевелопмента — порт Пуэрто-Мадеро в Буэнос-Айресе, ставший ненужным после строительства нового порта. Неудачные попытки редевелопмента территории заставили правительство создать собственную компанию, которая занялась преобразованиям порта без привлечения бюджетных средств. Подтянув к проекту инвесторов и продав доки, компания запустила редевелопмент по проекту архитекторов Сантьяго Калатравы и Нормана Фостера. На месте порта появилось 28 гектаров парков и зеленых зон и 11 тыс. жилых помещений, арт-студий, ресторанов, кафе и общественных пространств. Нехватка места в бывшем порту заставила инвесторов развивать и соседние районы. 

Один из самых известных проектов редевелопмента реализовали в Лондоне: на территории бывшей электростанции на берегу Темзы появилась галерея Тейт — пространство современного искусства. Еще один лондонский проект — преобразование территории вокруг вокзалов Кингс-Кросс, Сент-Панкрас и Юстон и Риджентс-канала. Судоходный канал вырыли в начале XIX века для перевозки угля и строительных материалов в пределах Лондона, но с развитием железнодорожных сетей и автодорог он потерял актуальность. Район вокруг загнивал: еще 15-20 лет назад территория привлекала только криминалитет города. Чтобы исправить ситуация власти сдали в аренду по сниженным ценам доки и склады. С приходом инвесторов появились кафе и рестораны, рядом с вокзалом Кингс-Кросс открылся кампус Лондонского университета искусств, брендовые магазины. С 2016 года в районе строят здания офиса Google. Местная недвижимость пользуется популярностью наравне с квартирами в центральной части города. 

Большие и маленькие 

Роль ревитализации бывших промышленных объектов особенно велика в моногородах. В малых городах оживление и перепрограммирование объектов, создающих локальную идентичность, необходимо для сохранения местного ДНК. Такие города редко предлагают перспективы для молодого населения в учебе, работе и местах досуга. Исправить ситуацию может мастер-планирование — полное перепрограммирование города и создание новых центров притяжения. Но любой план преобразования должен включать развитие идентичности и увеличение ценности территории для жителей. 

Большие города поглощают жителей маленьких городов доступностью и выбором работы, культурной жизни и досуга. Рост численности населения и джентрификация периферийных районов повышают требования жителей к уровню благоустройства и местам локальной идентичности. Если районы не удовлетворяют потребности, то жители предпочитают проводить досуг в центральной части города. 

Локальная панацея 

Многочисленные исследования показывают, что люди идентифицируют себя с городом через конкурентные объекты и явления, характерные только для этой местности. Редевелопмент способен оживить локации, сделать их доступными для горожан, дать импульс развитию и формированию инфраструктуры, привлечь людей и бизнес. Самый популярный способ — социально-экономическая активизация за счет использования старых неиспользуемых промышленных объектов и преобразования их в культурные центры. Бюро IND architects работало над двумя такими проектами — культурным центром в водонапорной башне в городе Щербинка и музеем в Ереване. 

Щербинка — территория Новой Москвы — периферия большого города, где есть проблемы с идентичностью. На периферии мегаполисов или в городах рядом с ними, где преобладает жилая застройка, часто нет знаковых объектов, хранящих память о месте. В Щербинке эту роль выполняла водонапорная башня. Мы сохранили облик сооружения и дополнили его новыми элементами, достроив 150 кв. м площадей и чуть приподняв многофункциональный зал. Второй этаж сделали из стеклопрофилита, что в дневное время наполнит помещения естественным светом, а после захода солнца позволит прохожим видеть силуэты внутри здания, заинтересовывая и притягивает их в центр. Мы хотим, чтобы башня каждый день наполнялась жизнью и разнообразными активностями, — это превратит некогда заброшенный объект в место культурной жизни города. 

Архитектурное бюро участвовало в конкурсе обновления здания Центра современного экспериментального искусства NPAC в Ереване. Стояла задача превратить Центр в современный объект, интересный жителям, и создать крупнейшее выставочное пространство Армении. В основу концепции мы заложили символ Аревахач — солнечный крест, символизирующий движение, превращение, бессмертие и мудрость, интегрировав его в структуру здания. Мы аккуратно вмешивались в архитектуру: добавили рельеф облицовке здания, а первый этаж освободили от облицовки и остеклили, чтобы пространства стали проницаемыми для света и людей. Атриум над лобби соединил уровни центра, а в задней части здания у окна мы расположили концертный зал. Важной задачей стало распределение потоков посетителей музея и гостей кафе и книжного магазина. Первые проходили через главный вход с билетом, а для вторых пространства стали доступны прямо с улицы. Цель такого разделения — интегрировать центр в город и сделать частью его жизни.

Комментарии