Дача как образ жизни

Дача как образ жизни

Дачная жизнь – хоть и не чисто российское явление, но именно у нас она обрела ауру романтики, драматургию и прочие атрибуты «национального достояния» и «пласта истории». «Вишневый сад», «Гранатовый браслет», сатирические рассказы про «первых дачников», карикатуры - по этим литературным источника можно довольно точно представить себе стремление горожан за город в теплое время года.

Понятно, что появление новой моды тут же потребовало и новой архитектуры, причем, в зависимости от финансовых возможностей застройщиков и будущих арендаторов.

Дачная архитектура, как и городская, была подвержена «модным влияниям» - дома строились в соответствии с законами и вкусами времени: классика, модерн, итальянские мотивы. Появление моды на архитектуру дачных домов в окрестностях Москвы можно проследить еще со времен Петровского парка, в 1836 году вышел указ императора Николая I о раздаче земель от Тверской заставы до Петровского парка для загородных дач. В указе отдельно отмечалось, что домики должны иметь хороший архитектурный вид и стоять фасадом на дорогу. Фасады следовало предварительно утверждать в Комиссии для строений – прообразе современной Москомархитектуры. Архитектор М.Д. Быковский разработал типовые проекты дачных домиков Петровского парка в самых разнообразных вариантах - от готики до мавританского стиля. После застройки Петровский парк стал самой модной дачной местностью города. Дачи здесь были у князей Трубецких, Апраксиных, Голицыных, Волконских, Оболенских, Толстых, Нарышкиных.

Такой подход был заимствован из Санкт-Петербурга петровских времен, когда волею монарха раздавались под Петергофом земли под застройку с целью облагораживания дворцовой местности. Некоторые историки считают точкой отсчета появления дач - 1821 год, когда император Николай I подарил своей супруге Александре Федоровне земли в опять таки в районе Петергофа, которые впоследствии стали называться «собственная ее Величества дача Александрия».

Первый императорский указ, в котором употребляется слово «дача» был подписан Николаем I в 1844 г. Указ называется «О раздаче в г. Кронштадте загородной земли под постройку домиков или дач и разведение садов».

Участки предписывалось выделять предпочтительно лицам военного звания, обязанным, по роду службы, постоянно проживать в Кронштадте. В частности, указом предписывалось: «Каждый получающий участок земли под дачу, обязывается дать Комитету подписку в том, что отведённую ему землю обязывается немедленно оградить форменным палисадом, и, не далее, как в течении трех лет, со дня подписки, устроить на отводимой земле дачу, т.е. возведёт, по утверждённому фасаду, на наружной стороне, по дороге, строение и, сверх того, непременно приступит к разведению сада. <…>. Если получивший, на сём основании, участок земли, в последствии от владения оным откажется, или не исполнит условий подписки, то участок его отдаётся другому лицу, установленным в сём указе порядком».

В конце позапрошлого века дачная жизнь уже вовсю шла, однако типовой дачи вообще не существовало. Богатые горожане строили «загородные поместья», люд попроще арендовал крестьянские избы, а чаще всего не целиком, а часть.

Настоящий дачный бум пришелся на середину XIX - начало XX века. Около обеих столиц появилась железная дорога, пригородные поезда, и дачные поселения «отодвинулись» от города, образовав новый пояс загородной жизни.

Петербуржцы предпочитали выезжать на летний сезон в Шувалово-Озерки, Лахту, Лисий Нос, Парголово. Дачи в Павловске, Петергофе и других дворцовых пригородах были очень дорогие и говорили о высоком социальном положении дачника.

Москвичи ехали в Новогиреево, Перово, Кунцево, Химках, Ховрино, Тарасовку, Пушкино, Малаховку, Томилино. Тогда же появилось понятие «поселка для отдыха». Самые дорогие дачи еще в конце XIX века были по Звенигородскому направлению. Потом они и стали Рублевкой.

Жилища подмосковных дачников единообразием не отличались, и являли собой то перестроенную крестьянскую избу, то «летний клетушок», чаще всего называемый деликатно «холодничком», то настоящий дачный особняк.

Например, престижным дачным местом в конце XIX века под Москвой была Перловка. Ею владел купец Василий Перлов, построивший в поселке около 80 дач. В каждом домике был душ и персональный туалет, на берегу реки Яузы были оборудованы купальни. Заборов между ними, к слову, не было - ставить ограждения почиталось в ту пору дурным тоном. Но, правда, и дома стояли в отдалении друг от друга, скрытые деревьями – и личное пространство соседей не нарушалось. Аренда дач здесь была очень дорога и сопоставима с арендой квартиры в центре города. Арендаторы записывались в очередь за три года, поскольку желающих было много, а количество дач - ограничено.

Дачи в Перловке по моде того времени были деревянными и строились в стиле «модерн». И не только в Перловке. Неподалеку (по современным меркам) около Щелково на землях проданного под строительство дач имения Райки, изящные дачные строения возводились по проекту «модерниста» - московского архитектора Л. Н. Кекушева.

Северное направление оказалось очень популярным, в первую очередь из-за проложенной тут железной дороги. В начале XX века вдоль ветки, ведущей от Мытищ в Щелково появляется ряд поселков – Загорянский (при открытии носил название Кисель-Загорянский по имени землевладельцев) открывался как дачное место для служащих Северной железно дороги, поэтому вопрос о дополнительной остановки на этом участке железной дороги решился быстро, Соколовский, Валентиновка.

Прирастал поселками и юг. Самый известный - дачный посёлок Бутово. В поселке и вокруг него были расположены деревянные домики – дачи, обрамленные деревьями, расположенные на лесных дорогах и соединенные дорогами и пешеходными тропинками. Размеры этих дач и внешний вид представляли домики размером 70-80 кв. м. с мезонинами наверху, открытыми террасами, с изгородями вокруг. Важно – эти дачи были отапливаемыми. Были дачи и меньших размеров, устроенные по-летнему – без отопления. На территории было разбиты цветники и клумбы, расставлены скамьи со спинками. Дачи были меблированы и сдавались внаем приезжающим из Москвы. Все дачи окаймлялись кюветами и изгородями. По условным пунктам снаряжались сторожевые пикеты со сторожевыми собаками. Проход для посторонних через поселок был закрыт. Землевладельцам как крупным, там и частным лицам, купившим участки в дачных поселках, предлагались готовые альбомы дачных строений, в которые включались проекты на совершенно разный вкус и кошелек.

Архитектура «дачного» Петербурга более известна по домам известных людей того времени, не жалевших средств. Первые дачи Санкт-Петербурга дали названия целым городским районам таким, как "Дача Жерновка", "Уткина дача", "Комендантская дача". Одна из дач, пожалованных Екатериной II графу Орлову вместе с деревней Лигово, преобразовалась век спустя в один из знаменитых дачных поселков. В конце XVIII века ближними дачными пригородами Петербурга являлись Петербургская сторона, Черная речка, по берегам Невы в районе Старой и Новой Деревни, Коломна и Нарвская часть.

Одна из самых богатых дачных местностей в XIX веке – сегодняшний гатчинский район. В 1857 году в поселок Сиверский в Гатчинском районе провели железную дорогу. Первые девять дач здесь построил барон Владимир Фредерикс (министр Императорского двора Российской империи). Арендовать у него дачу стоило 1000 рублей за сезон, то есть с мая по сентябрь включительно. Для сравнения: зарплата рабочего на Путиловском заводе в те годы составляла около 100 рублей в год.

В дачах, которые сдавали в аренду, было всё необходимое для бытовой жизни, но, конечно, из-за элитности аудитории добавляли лоск. Так, в них зачастую стояли тульские самовары, кузнецовский фарфор, венские стулья, кресла и диваны, плетеная мебель для мансард. По стенам были развешаны картины известных в то время художников. Иногда встречались и музыкальные инструменты — например, немецкие пианино; зачастую их специально снимали люди, любившие музицировать.

Много внимания уделялось деталям. Буфеты старались делать резными, из редких пород дерева. За это приходилось доплачивать, если арендуешь дачу.

Самые дорогие и фешенебельные дачи были в Солнечном, Репино, Сестрорецке, Тарховке, Разливе, Павловске, Петергофе. Несмотря на благоустроенность, мало дачников было в Царском Селе.

Еще одно, заслуживающее рассказа дачное место, – Лигово. В 1874 году Лигово с торгов досталось купцу первой гильдии Павлу Григорьевичу Курикову, который первым начал распродавать землю на дачи и сдавать в наём здания имения. Помимо 116 дач, также действовала гостиница «Лигово», находящяяся против Красных ворот у перекрёстка Нарвского шоссе и дороги «Пулково-Петергофское шоссе». Местность обживалась несколько десятилетий: в 1879 владельцем 1422 десятин с усадьбой стал Константин Матвеевич Полежаев, в 1909 году его сын устроил дачный посёлок, протянувшийся вдоль железной дороги между станциями Дачное и Лигово. Модное дачное место предлагало приятные прогулки, катания на лодках, купания, рыбную ловлю. «По воскресеньям в парк привлекала хорошая музыка. Выступления симфонического оркестра графа Шереметева происходили на особом плоту. Он отчаливал с музыкантами от берега, становился посреди пруда, и начинался концерт. Вокруг катались на лодках. Много народу слушало музыку, сидя на скамеечках вокруг пруда или гуляя по прибрежным аллеям. На эти концерты приезжала публика из Красного Села. Там стояли лагеря гвардейских полков. Офицеры были верхами, их дамы — в колясках и ландо. Для развлечения дачников местное добровольное пожарное общество устраивало по субботам танцы и любительские спектакли».

Тогда же на рубеже веков появилось и новой явление – летне-зимние дачные поселки - Князево (близ Петергофа), Новоселье (близ Троице-Сергиевой пустыни), Новые места (Лигово), Ольгино (Оллила), Дружноселье (План посёлка Новое Дружноселье, расположенного близ ст.Сиверской Варшавской ж/д при реке Оредеж" составленном землемером В.П. Вишневским в 1908 г.), Самопомощь (Кр. Бор), Любань-Горка, Степановка, Подобедовка (Кр. Бор), Дачное-Саблино и др. Их жителями чаще всего выступали семейные горожане, поэтому в поселках создавалась инфраструктура, характерная для постоянной, оседлой жизни больших семейств — строились магазины и школы и т.д.

Век прошедший с тех времен почти не оставил от дач следа. Многие, как в Перловке, догорели уже в нашем тысячелетии. Некоторым повезло. Так пять лет назад в Комарове под Петербургом под охрану была поставлена дача А.М. Юхневича. Дача представляет собой украшенное резьбой двухэтажное здание с башней, балконами и фигурными окнами. Она была построена в начале ХХ века для заведующего театральной комиссией Невского Общества устройства народных развлечений Александра Юхневича, а после его смерти в 1911 году сдавалась. Сохранились свидетельства, что там гостили артисты Народного Дома на Петроградской стороне и даже Федор Шаляпин и Матильда Кшесинская. В советское время на даче размещался выездной детсад министерства обороны. С конца 1990-х годов дача находилась в практически бесхозном состоянии.

Как тогда сообщалось со ссылкой на Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры - дача куплена частным владельцем, который обещал ее отреставрировать. Статус регионального памятника обязывает собственника вести любые работы в здании по согласованию с КГИОП.

Комментарии
Вам также будет интересно